К основному контенту

мазохизм эмоциональный.

Я мазохист, когда дело доходит до эмоций. Если мне больно, если происходит что-то, что заставляет чувствовать меня боль (не физическую, разумеется), я сделаю все, чтобы это чувство максимизировать.
Когда Его не стало рядом, я заменила все фотографии в рамках. Все фотографии, на которых не было Его. Я хотела видеть его в каждом угле нашего дома. Я боялась забыть. 
Фото убрали, и я была слишком эгоистична, чтобы принять это. И я стала забывать.
Мне кажется, если за раз довести себя до самого пика, когда уже даже задыхаешься немного от боли, то потом легче. Словно за раз натерпеться на дни или месяцы вперед. Это как когда ты ешь больше обычного, зная, что следующий прием пищи будет не скоро. Почти так же.
Для меня всегда оставались альбомы. Для каждого приступа мазохизма. С десяток фотоальбомов. Этого было достаточно.
Помню, как раньше, когда от меня отходил близкий друг (а такое ведь часто случается), я изводила себя, перечитывая почти интимные переписки, вспоминая веселые встречи. Заставляла себя тосковать и сожалеть. Зато какое чувство легкости наступало, стоило боли отойти.
Вчера на весьма болезненной процедуре мне поразились. Совсем терпелива. Ни звуки, ни эмоции. Достаточно сдержана, чтобы показывать боль (выходит, даже физическую) на людях. 
Всё это ни к чему особенному. Просто после очередного мазохистского приступа, все еще дыша через рот, решила выплеснуть на бумагу. Раньше помогало.

Популярные сообщения из этого блога

а я хочу?

Оказывается, есть минимум два человека, у которых этот уже дневник во вкладках сафари среди штук пятидесяти других, и которые поочередно раз в недельку напоминают о том, что я давно не писала.  Потому пишу.
Мне на днях один друг написал о цепочке случайностей (или не случайностей), которые стряслись с ним. Он воспринял это как знак. Я восприняла это как знак. Мы верим в знаки. И здесь, вероятно, речь не о том, веришь ли ты, что через цепочку, возможно. абсолютно случайных действий вселенная способна тебе на что-то намекнуть или на что-то натолкнуть. Это скорее внутри. Ты и так все сам знаешь. Знаешь, что нужно бросить все эти вредности и заняться собой. Знаешь, не потому, что какой-то поддатый дядя сказал фразу, о которой на утро, возможно, не вспомнит, а тебе засела. Знаешь, потому что сам уже пришел к этому, а дядя лишь озвучил.

о любви к кофе и новому платью

Я люблю кофейни. Такие чтоб на три-пять столиков и с высокими потолками. Или пусть там будут только барные стойки и стулья и атмосфера рутины и скоротечности времени. Я всегда представляла себе себя взрослую, сидящую в кофейне с ноутбуком или блокнотом и делающую свою работу. Или на завтраке с подругой или даже несколькими. Но неизменно в уютной и маленькой либо в чуть больше и слегка переполненной. И пока в свои восемнадцать с небольшим не перебралась в этот большой и заочно горячо любимый Екб-сити, ничего такого в моей жизни не было. Лишь нечастые вылазки с одноклассниками в фаст фуд после очередной несколькочасовой прогулки по маленькому и тогда уже слегка ненавистному родному городку.

разные мы.

Я тут задумалась о том, насколько все разные. У всех свои цели, мечты, стремления.
Кто-то весельчак и душа компании, кто-то шутит только в кругу друзей и все до слез. Кто-то любит путешествовать один, а кто-то жить не может без хотя бы одного товарища под боком. Мы разные. И мы не можем говорить кому-то, что он неправильный. Просто для нас он другой, и нам это может нравится, а может не нравится. Но это наше мнение.